Белорусский мастер молдавской керамики

 Наша встреча с Валентином Байда произошла случайно: завернули в его мастерскую погреться. Мы возвращались с репортажа, несколько часов на улице, а день выдался насколько солнечный, настолько и морозный.

 Гончар Валентин Байда

Александр Димитров и затащил меня к Валентину Байде: "Давай зайдем, это мой друг, гончар, будет очень рад. Помнишь, я тебе еще чашку его показывал, светло-серую, с клеймом BAIDA на донышке?" 

  Мастерская Валентина Байды в Кишиневском педуниверситете. Высокая, в два этажа мастерская вся в стеллажах, у стенки гончарные круги, на стене подвешены яркие, цветные поделки из керамики. Мне неожиданно понравилось в матерской: типично творческое обиталище керамиста. Даже объяснять не надо где оказался: тончайший, неистребимый налет глиняной пыли на красочных, блестящих глазурью изделиях - чашках, тарелках, кувшины... 

   Уже после второй чашки чая, я спросил у Валентина Байды: "А вы как занялись гончарным мастерством, семейная традиция или как"? 
   
   - Да, нет - случай, - ответил Валентин. Учился я в Бресте на архитектора и не понравилась мне безденежная студенческая жизнь. Бросил я учёбу и уехал к сестре в Унгены. А в Унгенах мне надо было устраиваться на работу. Муж сестры работал на керамическом заводе, предложил туда экскурсию, которая длится уже 30 лет. Мне понравилось... да нет, не то слово - у меня глаза разбежались, когда я увидел готовую керамику - кувшины, блюдца, чашки, все такое красивое, необычное. Ассортимент огромный, мастера - замечательные. Мне было у кого и чему учиться. 
   
  Начинал я с обычных тиражных изделий, каждый день по 8 часов у гончарного круга, как пианист с гамами... Только так рождается профессиональный гончар. А потом меня приглядел Петр Мельничук. 

Мастерская керамиста
   
   - Два года назад мы писали о нем, - заметил Димитров. - И хорошо сделали. Я не знаю в республике художников-керамистов такого масштаба. Сейчас он занимается керамическими медалями. Тончайшая работа, ювелирная, с юмором. Так вот, именно Петр Мельничук перевел меня в творческую группу, там, где делали штучные образцы, малотиражные изделия. - 


        
   Я вспомнил сентябрьский вечер, когда мы с Александром Димитровым познакомились с Петром Мельничуком. Он принимал нас в своей мастерской. Рядом темнел разрушающийся корпус керамического завода, построенного, наверное, лет сто назад. Помню, что Петр Мельничук волновался и не знал, как ему быть - у него впервые брали интервью. А когда он показал свои керамические медали, настолько четкие, что казались отлитыми из цветного олова, то не сговорясь мы поняли - перед нами действительно самородок. 

В творческой группе Петр Мельничук взялся "ваять" из Валентина Байды керамиста-художника. А он старался, хотел стать мастером - лепил, обжигал кувшины, а потом нес на суд заводских художников. "Мне казалось, - рассказывает Валентин, - все, сделал шедевр, сейчас все ахнут: статьи в журналах, цветы, овации и мировая слава! А они у кувшина ручки поотрывают, горлышко отобьют. "Ты что натворил? - спрашивают. - Это же предмет быта, а не абстракция, которую поставят в сервант для красоты". Я еле на ногах от смущения держусь, а Мельничук мне под нос оторванную ручку сует и выговаривает: "Представь, ты чай-кипяток в это посудине несешь, а ручка - бац! и отрывается! Кипяток тебе на колени! Давай назад, к гончарному кругу, учись". М учусь вот я до сих пор. - 
   
   - Ты на заводе только посуду делал? - вклинивается в разговор Александр Димитров. 
   
   - Разное, ассортимент керамических изделий безграничен. Изделие может быть функционально, чтобы с него можно было пить, есть, а может быть "пылесборником", какой-нибудь абстрактно или не очень, скульптуркой, но каждому изделию свой обожатель. 
У своего рабочего стола


   Последние пятнадцать лет работаю в Кишиневском педуниверситете: я и жена. Мы вдвоем учим студентов любить и уважать керамику. Видите, мастерская, она же - учительская. Хотя из атрибутов учительской - старый письменный стол, посеревший от времени. А так - этот прямоугольный бак из нержавейки - печь для обжига, огромное количество стеков, кисточек и прочего. Вам не кажется, что мастерская керамиста напоминает лабораторию алхимика отдавшего жизнь вечному поиску идеальной формы, тончайшего цвета глазури, режима оптимального обжига? - 
   
     - Валентин, все забываю спросить, ты народный мастер? - 
   
   - Давно уже. Меня Петя Мельничук подбивал: "Льготы ведь народному мастеру полагаются, - говорил. - Сделай коллекцию керамики и сдавай на мастера". - В общем, вложил полет своей творческой фантазии в коллекцию керамики и поехал в Кишинев, отдаваться на суд комиссии. А комиссия меня засудила. Много американизмов нашла, "чуждых советскому мировоззрению элементов". Дня два после этого прошло, я уже в Унгенах, занят очередным кувшином, надо сказать не очень расстроенный, входит Петр Мельничук и давай меня отчитывать: "Ты по музеям походи, образцы народного глиняного творчества скопируй - горшки, кувшины, и на комиссию их. Никаких проблем не будет. Все так делают". 
   
   А мне дико показалось: чужие образцы копировать! Образ народного мастера как-то померк в моих глазах. Да так померк, что даже Петр Мельничук не убедил меня на народного мастера. Потом уж, много лет спустя, я получил это звание, побывал и членом союза дизайнеров, регалии по большому счету меня никогда не интересовали, главную оценку ставят коллеги по цеху - керамисты. - 

Валентин Байда делает только посуду
   
   - А студентов работа гончара или керамика как предмет, интересует? - 
   
   - Керамика это сложный предмет, но очень интересный. Глина требует терпения и много времени. Нужны знания по физике, химии, необходимо знать свойства минералов. А проходят керамику как предмет в спешке. Отсюда и ошибки в технологии. Но студенты, которым интересна керамика и за семестр успевают сотворить что-то необычное. Моя жена Светлана, разработала очень хорошую программу обучения, которая даёт крепкие навыки в изготовлении глиняных изделий. Вот смотрите, все стеллажи заполнены студенческими работами. Их всегда на экзотику тянет, что-то есть африканское, да? Та же округло-продолговатая схематичность форм и сочетания по-африкански ярких и теплых красок. Некоторые ухитряются создавать философские композиции, вот, например вот эта: видите, узорчатые "бублики", подвешенные в трех деревянных рамках. Я автора - студентку, спрашиваю, что это? "Быстротечность времени", - говорит. Совсем молодая девчушка, а какое творчески-философское отношение к искусству! Понимаете, через мои руки десятки студентов проходят и есть талантливые, хватают на ходу, вгрызаются, постигают, изучают старательно тайны искусства керамики. Но им в головы вбили - бизнес, деньги, всё в спешке, все куда-то бегут без оглядки. Они ведь в таком возрасте податливые как та же глина. Ну и растворяются со своими талантами неизвестно где. Жаль, конечно. 
   
   И керамика как народный промысел вымирает. Как вид бизнеса нерентабелен, а как хобби дорог. Мастеров, фанатиков своей профессии, раз-два и обчелся. Мы выпускаем специалистов десятками, остаются в профессии единицы. Мастер художественной керамики в Молдове уже большая редкость, на грани полного исчезновения. - 

- Ну, а было ли у вас что-нибудь необычное, в вашей "гончарной судьбе"? 
   

 


   - Лет пятнадцать назад, раздается дома телефонный звонок, женский голос: - Это из приемной Петра Кирилловича...- - Ну и что, - отвечаю. - Вы не знаете, кто такой Петр Кириллович?! Что-то вертится в голове знакомое... Оказалось, из приемной президента звонят, Петра Лучинского. Тогда саммит в Кишиневе какой-то намечался. Собирались президенты СНГ, Жак Ширак из Франции прилетал. И мне заказ: винные наборы. Я, конечно постарался. Так что мой набор где-то теперь у Ширака валяется. А может и стоит на видном месте. Не знаю. Мои изделия разлетаются, переплывают океаны и живут своей жизнью. - 
   
   А когда я уже работал над этим текстом, подумалось, а та чашка, которую показывал мне Александр, в блестящей, синевато-серой глазури, не за нее ли дали Валентину Байда народного мастера? Но перезванивать не стал. 

Читайте другие интервью с мастерами не только из Беларуси, но и со всего мира.

   
   Источник